Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Локализация — где упадет «якорь» фармсектора?

Инвестиционная привлекательность российской медицины зависит от долгосрочных интересов государства
Локализация — где упадет «якорь» фармсектора?
Теги: #Инвестиции #Медицина #Специнвестконтракты #СПИК #Фармкомпании

Интерес к российскому рынку лекарств и медицинского оборудования для отечественных и зарубежных инвесторов резко пошел в рост ещё до наступления пандемии коронавируса. Во многом, это обусловлено требованиями перехода на новый технологический уклад в медицине, расширением коммерческого сегмента здравоохранения, политикой властей по созданию благоприятного климата. Если пять лет назад российский рынок лекарств и медицинских изделий составлял порядка 800-900 миллиардов рублей, то сегодня его совокупный объем оценивается уже в 2 триллиона.

Позитивная тенденция в том, что сегодня привлекательность измеряется уже не только объёмами импортных товаров, а реальными материальными активами и средствами производства. Крупнейшие зарубежные компании решились на размещение в РФ своих индустриальных мощностей.

А в некоторых случаях они даже интегрировались в смежные промышленные цепочки с российскими предприятиями. Что говорит о высоком уровне доверия к национальной экономике.

Те, кто первым пошел на локализацию в РФ, уже имеют здесь ощутимые конкурентные преимущества и влияют на конъюнктуру внутреннего рынка, в том числе, и за счёт своего огромного научного ресурса, развитости сервисной сети.

Среди пионеров российской локализации следует выделить компании «Новартис», «Санофи», «Рош», осуществляющие масштабные инвестпроекты в фармацевтике.

Корпорация «Санофи», имеющая производственные площадки в 32 странах мира еще в 2010 году построила в Орловской области высокотехнологичный завод полного фармацевтического цикла по производству инсулинов для российских пациентов с сахарным диабетом. Помимо инсулинов, на заводе с 2012 года налажен выпуск препаратов для лечения онкологических заболеваний.

Корпорация Новартис, со штаб-квартирой в Швейцарии, прочно обосновалась в Петербурге. «Новартис Нева» – это современная площадка, предназначенная для производства твердых лекарственных форм. С 2017 года, продукция Новартис активно продвигается на российском внутреннем рынке. Кардиология, трансплантология, онкология, неврология и эндокринология – основные терапевтические области применения производимых на заводе инновационных препаратов и дженериков.

Характерно, что фактор ранней локализации позволяет зарубежным инвесторам реализовывать не только готовые решения, но и развивать прикладные исследования с прицелом на внутренний рынок РФ. Ведь в производственном процессе эффективно задействовано и российское медицинское сообщество.

Так, в конце апреля 2021 года компания Новартис объявила о планах запуска нового клинического исследования своего геннотерапевтического препарата онасемноген абепарвовек (Золгенсма) для лечения спинальной мышечной атрофии. Ранее в прессе, а также со стороны пациентов поступали запросы на включение данного препарата в закупки государственного благотворительного фонда «Круг добра» для лечения детей со СМА.

Еще один перспективный российский инвестпроект с 2017 года реализуется компанией “Рош”, одним из ведущих мировых производителей лекарственных препаратов, и лидером отечественной фармацевтики компанией “Фармстандарт”. Совместное производство препарата Газива® в Уфе  позволяет обеспечивать необходимым лечением российских пациентов, сократив период ожидания препарата и повысив тем самым доступность высокотехнологичных методов терапии для пациентов с онкологией.

Механизмы гарантированного спроса

Правительством запущен ряд новых экономических механизмов, стимулирующих ускоренную локализацию зарубежных инвесторов в России. СПИКи, СЗПК, офсетные контракты, даже будучи относительно новыми формами экономической активности, заметно оживили внутренний рынок во всех производящих отраслях экономики. Для медицины, где многое держится на инвестициях в наукоемкую продукцию такие подходы являются весьма востребованными.

Сверхпродуктивный опыт применения офсетных контрактов реализуется в Москве дляв создания медицинских изделий и фармацевтической продукции.

Характерный пример – действия офсетного контракта – открытие нового фармкластера в Зеленограде, где будут выпускать около 40 видов лекарств для лечения онкозаболеваний. Кстати предприятие стало первым в России, созданным в результате офсетного контракта между бизнесом и городом.

Офсетный контракт — это долгосрочный договор поставки со встречными инвестиционными обязательствами. Другими словами, инвестор открывает в городе новое производство, а город гарантирует, что будет покупать его продукцию в течение нескольких лет.

Именно гарантированный или «отложенный» спрос является основным стимулом для привлечения инвесторов. В СПИКах, офсетных контрактах и СПЗК.

Особые надежды возлагаются правительством на специнвестконтракты. В рамках СПИК возможно предоставление бюджетных субсидий и льгот по налогу на прибыль. В случае с региональными СПИК есть прецеденты введения нулевой процентной ставки по налогу на прибыль на все время действия контракта. Еще одна многообещающая финансовая модель – это СПЗК (структурные продукты с полной защитой капитала), также применяемые в рамках СПИК.  В них федеральный бюджет выступает в качестве гаранта налоговых льгот (0% налога на прибыль, 0% налога на имущество); если условия будут нарушены, то бюджет компенсирует инвесторам ущерб от изменения условий.

Помимо разнообразных налоговых и субсидиарных льгот для проектов СПИК предусмотрен упрощенный доступ к госзаказу («возможность получения статуса единственного поставщика по госзакупкам». Есть важная оговорка «если страной происхождения является РФ, а объем инвестиций составляет более 3 млрд».

Инновационные модели лекарственного обеспечения

Все три инструмента являются актуальными и перспективными для медицинской отрасли. Если же говорить о производстве лекарственных препаратов, то применение этих инструментов должно сочетаться с новыми стратегическими подходами в работе российского Минздрава. Например – дорогостоящая таргетная терапия, или генно-клеточная терапия которым прочат будущее в лечении онкопациентов невозможны без персонализированного подхода и цифровизации меницины.   Развитие этих направлений требует еще больших затрат от производителей, а также повышает их риски. Поэтому от государства, как заказчика требуются встречные шаги по развитию инновационных систем лекарственного обеспечения. Новой вехой в системе здравоохранения становится доступ к клиническим данным и их анализ. Во многих странах системы здравоохранения трансформировались таким образом, чтобы в режиме реального времени анализировать клинические изменения при осуществлении той или иной терапии и оценивать, насколько выделенные на нее затраты сопоставимы с точками эффективности и безопасности, которые заявлены производителем. Все перечисленное является ориентиром для развития медицины будущего, однако, по свидетельству производителей, новые подходы сложно внедрять в рамках нынешнего финансирования и в рамках ФЗ-44.

Автор: Андрей Троянский

4 марта 2021, 16:15
259
Теги: #Инвестиции #Медицина #Специнвестконтракты #СПИК #Фармкомпании

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.