Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Экономика вслепую – как перейти от рыночного хаоса к суверенному развитию

В стране острый дефицит отраслевой аналитики и управления результатами НТП
Экономика вслепую – как перейти от рыночного хаоса к суверенному развитию
Теги: #Госплан #Госуправление #Наука #Цифровое госуправление

Об этом говорят сотни сигналов из самых разных сфер внутриэкономической жизни страны: от «самоорганизованного» топливного кризиса до внезапного перепроизводства зерна, безадресной поддержки машиностроения и самозанятого своим спасением бизнеса.

В стране острый дефицит отраслевой аналитики.

В сентябре канал Дмитрия Тортева, члена Экспертного совета ГД по развитию конкуренции в сфере государственных и муниципальных закупок в нескольких примерах затронул важнейшую проблему разбалансированности национальных производственных сил, реальных запросов заказчиков, реальных возможностей рынка сбыта, бюджетной политики, кадровых ресурсов и действующей нормативной системы, которая во многом заточена на вчерашний день. Все это находится в диссонансе и нередко создает издержки на ровном месте.

Хрестоматийный случай такой рассинхронизации из Екатеринбурга, где, по данным мэрии, простаивает четверть парка «Гортранса» из-за дефицита водителей. Зато в городском бюджете нашлись деньги на закупку автобусов, поскольку существует соответствующая федеральная программа казначейского кредитования.

Аналогичные моменты как под копирку есть во множестве отраслей по всей стране, когда на доступные средства возводятся даже производственные помещения и осуществляется закупка оборудования, при этом не просчитывается ни емкость рынка, ни востребованность будущей продукции.

Когда одной рукой государство вкладывает огромные средства в поддержку машиностроителей, а другой открывает шлюзы для более дешевой и удобной (по вариативности сервисных услуг) продукции из Китая.

Еще один типичный случай касается обновления больничного фонда, когда в медучреждения закупается новейшая дорогостоящая медтехника, но при этом нет профильных специалистов, которые бы умели ею пользоваться, но, самое главное, нет даже технических условий для подключения данной техники.

О наукоемких закупках и научной политике лучше не вспоминать. Ее (политики) просто нет в природе. Примеры с ведением проекта, от исследований до создания прототипа и выхода в серию с дальнейшим субсидированием спроса можно перечислить по пальцам. Они являются, скорее вынужденной случайностью, чем нормой. Либо внутренней политикой отдельно взятых корпоративных заказчиков уровня Ростеха или Росатома. Но, увы – не общепринятой экономической доктриной.

Также сигнал из системы образования от вице-президента Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей Татьяны Кансафаровой. Она объясняет, почему проваливается программа целевых наборов в вузы: – Целевик это тот, который сможет спрогнозировать, что через 5-6 лет он будет работать на конкретном производстве. В нынешних условиях прогнозировать на 5 лет вперед проблематично в связи с тем, что возникают новые профессии, новые треки и обновляются другие. Изменилось и законодательство в части целевого набора, в нем предусмотрены штрафные санкции, и это останавливает абитуриентов.

Российской экономике остро не хватает системного анализа рынка и промышленных возможностей, стратегического прогнозирования с учетом больших данных: объективной картины, учитывающей множество факторов.

Опыт СССР в организации больших хозяйственных процессов считается непопулярным и выбивается за рамки господствующей экономической идеологии. Однако там есть, чему поучиться, даже сохраняя рыночный курс. В стране уже была структура, которая собирала и тщательно анализировала весь массив информации о потребностях предприятий в компонентах. При Правительстве действовал Совет по изучению производительных сил, где эти данные агрегировались, где формировались модели межотраслевого баланса по таблицам Леонтьева.

Подобная актуальная отраслевая аналитика крайне необходима и сегодня. Хотя бы для осмысленной, а не стихийно написанной на коленке программы импортозамещения. Не говоря уже про такой высший пилотаж как дозированный параллельный импорт и проектирование промышленной кооперации в пределах ЕАЭС, как единая система промышленных требований с добровольной и обязательной сертификацией. Абсолютное безумие – заниматься этим вслепую и наобум, полагаясь только на мифическую самоорганизацию бизнеса и рыночную конкуренцию (которой, как показывает практика, может вообще не быть). Как может не быть и никакой мотивации бизнеса участвовать в проектах государства даже на заманчивых условиях. К сожалению, производственным планированием не начали заниматься ни в 2014, ни,  хотя бы, в 2022 году.

В Торгово-промышленной палате РФ просчитали еще один существенный фактор. Чтобы экономика России не стагнировала, нужно обеспечить загрузку мощностей (а это значит заказы, финансовые инструменты и сбыт) порядка 18 тыс. крупных и более 20 тыс. средних предприятий производственного бизнеса. Сделать это без адресного льготного кредитования по адекватной процентной ставке, без доступных внешних инвестиций, невозможно.

Статистика говорит не в пользу действующей финансовой модели. В Российской Федерации развитие производства на ⅔ осуществляется за счет собственных средств предприятий, в то время как в других развитых экономиках – преимущественно за счет средств финансового рынка. Необходимо выстраивать альтернативу банковской системе, с прослеживаемостью и нормированием производственных затрат, нормированием прибыли.

Принципиально важно, чтобы такая система опиралась на конкретные данные реального рынка и объективные запросы бизнеса, на реальные возможности конкуренции, а не на ее абстрактно-религиозный фетиш. В подтверждение – два авторитетных экспертных мнения.

Сергей Глазьев, Член Коллегии (министр) по интеграции и макроэкономике ЕЭК (из лекции «Управление развитием экономики»):

– Невидимая рука рынка – это такая же идеологическая абстракция, как и всесилие государственного планирования. Ни то, ни другое не обеспечивает устойчивого развития.  За 30 лет китайское экономическое чудо доказало слабость этих абстрактных подходов. Несмотря на прогнозы, что рост Китая – это временное явление, что он вот-вот остановится – этого не происходит. В ближайшие 40-50 лет КНР будет определять конфигурацию мировой экономики и принципы ее развития. К сожалению, системных, практических выводов из этого никто не делает.

Андрей Тенишев, завкафедрой конкурентного права РАНХиГС:

 – Давно уже говорю о том, что нас вечно шатает из крайности в крайность: то национализация и тотальное госрегулирование, то свободный (он же дикий) рынок, который все выровняет, а невидимая его рука все расставит по своим местам. Ни тот, ни другой подход неправильные. Все это от небольшого умения и нежелания пользоваться традиционными инструментами влияния государства на экономическую жизнь.

Очень важен и интересен тот факт, что элементы стратегического планирования и управления результативностью вполне эффективно внедрены в крупнейших корпорациях (в том числе западных). Почему бы не опробовать их на площадке отдельно взятого государства?

Основные инструменты управления результативностью в корпоративном секторе являются общими. При стратегическом планировании применяется декомпозиция построения дерева целей. По каждой цели выставляются цифровые KPI; система распределения персональной  ответственности; система управления результатами персонала, который отвечает за достижение цели; система сбора и анализа информации отчетов и результатов… Типовая архитектура CPM и BI приложений (Corporate performance management), применяемых корпорациями, позволяет моделировать развитие ситуации и проводить сценарный анализ, планировать, бюджетировать. Органы государственной власти большинства западных стран внедряют подобные методы управления. Один из первых указов президента Билла Клинтона – «О внедрении системы управления результативностью».

В Российской Федерации тоже есть 172-ФЗ «О стратегическом планировании» (правда на десять лет позже – от 2014 г). Есть и соответствующий Указ президента №633 «Об утверждении основ… и развитии методов». Но, к сожалению, дальше прекрасных и замечательных указов дело пока не двигается. В теории элементы планирования должны внедрять через специальную государственную цифровую платформу. И даже расписан ее функционал. Множество крайне интересных сервисов, которые однажды будут воплощены вместе с нацпроектом «Цифровая экономика». Увы, в числе этих сервисов отсутствует функционал планирования и управления результатами научно-технического прогресса (НТП). А без этого невозможно строить долгосрочные и среднесрочные планы в реальной экономике. Важный нюанс: в Законе используется термин «прогноз НТП», в то время как другие развитые экономики (и бывший Советский Союз в их числе) используют термин «управление НТП». Этим суверенное самобытное развитие принципиально отличается от вечных попыток кого-то догнать.

Автор: Андрей Троянский

19 сентября 2023, 17:45
561
Теги: #Госплан #Госуправление #Наука #Цифровое госуправление

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.